Оборудование позиций тяжелых батарей.

Назад    Объекты сухфронта    Вперёд

Схемы батарей
Фотографии 2004-2009 гг.


Аэрофотоснимок из фондов ЭГА 1920-30-ых гг.батареи №41а (4-6 дм в 120 пудов) СФ МкИПВ.
Примерно так же батарея выглядит до сих пор. Единственно, растительности стало гораздо больше.

Здесь мы попытаемся дать описание и общую характеристику строения тяжёлых батарей СФ МкИПВ. Главными источниками для этой работы нам послужат материалы, добытые в ходе полевых исследований, проводившихся с 2005 по 2009 год. Но сначала, хотелось бы рассказать про наиболее сложные моменты, с которыми мы столкнулись при поисках.

 

Прошло уже много времени с тех пор, когда батареи были построены и, казалось бы, что может сохраниться от деревоземляной батареи к сегодняшнему дню. Как показали поездки по окрестностям - кое-что может, если к разрушению сооружений не приложил свою руку человек. По каким же признакам нам удавалось идентифицировать батареи и как же  выглядят они сейчас? В первую очередь, для определения районов поиска батарей, поездкам по местности предшествовала домашняя работа с картами и архивными материалами (за предоставление последних выражаем глубокую благодарность путешественнику и исследователю Павлу Сапунову). Но природа диктовала свои условия, и, признаемся, сначала было много непонятного. Лишь по мере обнаружения всё новых и новых для нас позиций, всё более ясной становилась система их строения. Способствовало успеху поисков и то, что многие позиции батарей первого отдела обороны, с которого мы и начинали исследования, до сих пор имеют довольно чёткие очертания.

Наиболее хорошо сохранившиеся батареи представляют сейчас собой вытянутую по фронту насыпь, за которой присутствуют характерные углубления, расположенные по определённой системе. Впрочем, насыпь может и отсутствовать. Главное чтобы были те самые углубления. Понятно, что поиск таких батарей не был особенно долгим и сложным. Тем более если на батарее были построены капитальные сооружения из бетона или камня. Другое дело, если от батареи почти ничего, или совсем ничего, не осталось. Приведём пример, так батарею № 20, на месте которой сейчас стоит хутор, удалось обнаружить только по практически полностью засыпанным бетонным погребам. Более никаких сооружений от неё не осталось. Понятно, что если бы капитальных погребов здесь построено не было, то и находок никаких бы не было.

Уничтоженные батареи, которых оказалось много, занимали больше времени и усилий, чем хорошо различимые, требуя каждая отдельного подхода. Как правило, эти батареи оказывались под новыми дорогами, жилыми и складскими постройками, распаханными полями, карьерами. Их вид и строение, таким образом, исключаются из поля нашего зрения. А ведь они может быть были уникальными. Так, батарея № 40 до сих пор не найдена, несмотря на неоднократные прочёсывания местности, там, где предположительно она должна была находиться. Это была вторая батарея 2-ого МТАД, который находился в крепости совсем недолгое время, с октября 1915 по май 1916 года, а затем был отправлен на фронт. Особый интерес эта батарея возбуждала тем, что её аналог, 1-ая батарея 2-ого МТАД (номер 23 в общей системе артиллерии СФ), установленная в первом отделе обороны, была оборудована бетонными погребами. Здесь же, мы не нашли ничего. По-видимому, теперь только архивные документы смогут пролить свет на то, где именно она была установлена и каким образом была оборудована. У нас же сложилась рабочая версия, что батарея была установлена на артиллерийском полигоне (в совр. Мяннику) для производства практических стрельб, капитальных сооружений не имела, и сейчас её позиция попала под новые застройки или же карьер.

Хотелось бы рассказать и про поиски батареи № 9. Местность, где должна была находиться батарея, судя по картам разных времён, никогда не попадала под новые застройки, распаханные поля, дороги и карьеры. Тем не менее, на местности ничего не обнаружено. Поэтому мы отметили батарею на наших картах отделов обороны, как уничтоженную. Но, представляется нам, что здесь не всё так просто. Не могло же от неё совсем ничего не остаться?! В этом месте, возвышенность Хумала начинает довольно круто спускаться в болото, причём спуск происходит уступами, и местами образуются удивительно ровные площадки. Не знаем, может ли выглядеть позиция крепостной батареи, как ровная площадка, если да, то мы таких больше не встречали. Архивы дают дополнительную пищу для размышлений. На август 1917 года батарея № 9 временно заменяет батарею № 15, то есть, получается, стоит на её месте. Может она так и осталась там стоять, поэтому её позицию построить не успели, хотя и начали выравнивать площадку для строительных работ?

Имели место и неоднозначные моменты. То есть - всё на месте, да что-то не так. Пример с батареей № 16 (4-42 лн .обр. 1877 г.). Там, где должна была находиться эта батарея, действительно, присутствует не плохо сохранившаяся и интересно выполненная позиция на четыре орудия. Что же не так? Дело в том, что размеры и конструкция орудийных двориков этой позиции, очень сильно отличаются от таковых же на других батареях, вооружение которых должны были составлять также 42-ух линейные пушки. Эта позиция гораздо больше подходит для лёгкой батареи с 3-ёх дм. орудиями. Но на местности ведь больше ничего похожего на батарею не обнаружено. Где же тогда она, батарея № 16? Если наши умозаключения верны, то есть найденная позиция - это позиция лёгкой батареи, то позиция батареи № 16 получается, что полностью уничтожена, поэтому её и не видно.

Встречаются и чудеса "выживания". Так, батарея № 44а, находящаяся на территории большого населённого пункта Киили, рядом с футбольным полем, каким-то образом  сохранилась относительно не плохо (срыт только один дворик при строительстве автостоянки). Под "относительно не плохо" имеется ввиду, что можно без особого труда определить по земляным неровностям, где находился дворик, где ход сообщения, то есть общее строение батареи.

Отдельно хотелось бы остановиться на батарее № 235 (1-12/52). По архивным материалам известно, что по состоянию на 15.04.1917 эта батарея числилась как разоружённая. Также известно, что находилась она около волостного дома Сайре (дом сохранился до сих пор). На местности недалеко от этого дома обнаружены: котлован круглой формы, который в путеводителях значится как кратер от метеорита, частично засыпанный Г-образный каньон, идущий от "кратера" в сторону котлованов для долговременных убежищ группы Сайре-Курналь, и взорванное бетонное сооружение недалеко от "кратера". Всё это находится на частной территории. По словам хозяев хутора никаких бетонных оснований с болтами здесь они не видели. Неоднократные поездки сюда ни к чему не привели, основание не появлялось. Хозяева твердят, что ничего нет, а мы всё так же сомневаемся в этом. Озвучим же свою версию. Кратер от метеорита, это котлован для бетонного основания второго орудия батареи, постройку которого отменили в апреле 1916 года (к этому времени к бетонным работам приступить, ещё не успели). Построенное же основание засыпано землёй и забыто. Понятно, что копать здесь никто не разрешит, поэтому наша версия находилась, находится и будет находиться под нашим же сомнением.

И последнее. Думаем, что стоит упомянуть также батарею № 17, на вооружение которой должны были состоять четыре морских 10 дм/45 орудия на станках Дурляхера. Нам не известно, когда было принято решение о строительстве этой батареи, но, судя по всему, работы начались на ней достаточно поздно, думаем, что уже летом-осенью 1917 года. Задачей батареи была - "защита морской позиции Макилотто-Нарген-Вульф путём обороны полуострова Вимс от действий противника со стороны сухопутного фронта, в частности: обстрел подступов к крепостным позициям со стороны мызы Аррокюль". Сейчас, примерно в 500 метрах на северо-восток от перекрёстка Старонарвской дороги и дороги Пярнамяе, в стенке невысокого известнякового обрыва прослеживаются четыре  искусственных углубления на расстоянии 80 м друг от друга. Причём выработка породы в каждом из них остановилась на разных стадиях. Если два углубления на правом фланге имеют довольно большие размеры и даже можно разглядеть по сторонам от основной выработки небольшие  ямки, которые можно принять за ниши для боеприпасов, то два углубления на левом фланге имеют не такие чёткие контуры и по своему размеру меньше первых двух. Дальше по обрыву есть ещё углубления, но они уже имеют другую форму и систему расположения и, похоже, к интересующей нас батарее не имеют отношения. А первые четыре упомянутых выемки, по нашему мнению, начатые выработкой котлованы под орудийные дворики батареи № 17, строительство которой закончено не было.


Аэрофотоснимок  из фондов ЭГА 1920-30-ых гг. позиций батарей №39 и 30 (по 4-6 дм в 120 пудов) СФ МкИПВ,
также виден котлован для долговременного убежища группы Рятсепа.
От батареи № 30 (в верхнем правом углу фотографии) сейчас ничего не осталось.

На СФ было построено и строилось к концу 1917 года более 90 тяжёлых батарей. Мы же в ходе полевых исследований обнаружили только 45 относительно неплохо сохранившихся позиций, все остальные сохранились плохо или теперь уже совсем не прослеживаются. В любом случае, какой бы сохранности батарея не была, она имеет уже далеко не тот вид, какой ей дали строители крепости. Поэтому наши умозаключения об её строении, это всего лишь наши умозаключения, субъективные и основанные на неполной информации. Но, тем не менее, удалось собрать достаточно материала, чтобы сделать и кое-какие объективные выводы.

Так, подавляющее большинство тяжёлых батарей на СФ крепости, были деревоземляными.

В общем их строение было следующим. Орудийные дворики были расположены в одну линию на расстоянии 20 - 35 метров друг от друга. В редких случаях батареи делали двух фасными, что значительно увеличивало их горизонтальный угол обстрела. Как правило, перед двориками делался вытянутый на всю длину батареи земляной бруствер, толщина которого по верхней части доходила до 6 метров, а высота достигала 3 – 4 метров (если же дворики были врыты в дюну или в обратный скат возвышенности, то насыпного бруствера не делалось). Однако, известно несколько батарей, орудия которых, были расположены совершенно открыто (например, батареи №№ 8, 23, 50а, а также все батареи, вооружённые 12/52 орудиями).

Дворики были разделены земляными траверсами, в которых находились небольшие деревоземляные убежища и погреба, через которые проходили ходы сообщения, связывающие дворики. Если на вооружении батареи находились орудия на колёсных лафетах, то в дворики вели широкие аппарели, если же орудия устанавливались стационарно, то дворики имели круговую обсыпку с одним или двумя выходами в ход сообщения, который проходил позади батареи. Иногда в двориках оборудовались ниши для боеприпасов. В некоторых случаях от батареи делался зигзагообразный ход сообщения в тыл, который связывал огневую позицию с 2 - 4 довольно большими блиндажами (особенно это практиковалось на батареях второго отдела обороны). На флангах некоторых батарей делались окопы для стрелков. К батареям вооружённым крупнокалиберными орудиями прокладывали постоянную, или же временную узкоколейную  железную дорогу.

Наиболее схожими между собой можно считать батареи, расположенные в приделах одного участка обороны и вооружённые 6 дм или 42 лн орудиями. Поэтому можно выделить несколько типов таких батарей (на схеме № 1 мы выделили 5 типов). Батареи же вооружённые орудиями от 8  до 12 дм, имеют, как правило, каждая свои уникальные особенности (схемы №№ 2 - 9).

Также было обнаружено несколько батарей, которые были оборудованы бетонными и каменными убежищами и погребами.

Убежища и погреба были расположены или между орудийными двориками или же на флангах батарей. Покрытие этих сооружений состояло из одного наката брёвен, прослойки мешков с песком и бетонного или бутового тюфяка до 1,2 м толщиной. Стены сооружений, толщина которых доходила до 1,8 метров, делали или из бетона или же из бута. Если же плитняковый слой залегал не глубоко от поверхности земли, в нём делался котлован, сверху которого набивалось бетонное перекрытие. Внутри, стены, по-видимому, обшивались досками или брёвнами, устанавливались от 1 до 3 печек.

Считалось, что такие сооружения могут выдержать попадания 8 дм снарядов.

Бетонные убежища и (или) погреба были построены на батареях №№ 20, 21, 22, 26, 49, 50а, 56а, 73 и 85. Также бетонными убежищами были оборудованы 12 дм гаубичная батарея № 23 и батареи №№ 232,  234, возможно № 235, вооруженные 12/52 орудиями. На батарее № 13 убежища и погреба были построены из бутового камня. На батареи № 1 убежища и ниши для боеприпасов были вырублены в стенке известнякового обрыва. Непонятные и единственные в своём роде бетонные сооружения обнаружены на батарее № 4. То ли траверсы, то ли брустверы? (см. фотографии 2004-2009 гг).


Аэрофотоснимок из фондов ЭГА 1920-30-ых гг. позиции батареи №85 СФ МкИПВ.

Бетонные орудийные основания обнаружены на батареях, вооружение которых должны были составлять 12/52 орудия, 28 см японские гаубицы и 24 см японские пушки.

Бетонных оснований для 12/52 орудий на данный момент известно 4 (№№ батарей – 232, 233, 234, 236). Батареи №№ 233 и 234 19.11.1999 были включены в регистр архитектурных памятников Эстонии. Причём на позиции батареи № 234 присутствовал только бетонный погреб, а орудийное основание было завалено землёй, и оставалось только догадываться, где же именно оно находится. В 2009-ом году рядом с предполагаемым местом орудийного основания был построен шикарный особняк. В то же время, бетонное убежище при батарее было капитально перестроено. Судя по всему, орудийное основание и сейчас находится под землёй, оставаясь памятником не доступным для обозрения. Погреб же, подвергнутый капитальной перестройке, лишился своих архитектурно-исторических особенностей.

Бетонные основания для 28 см японских гаубиц были построены на батарее № 13 (5 оснований) и № 50. Батарея № 50 имела две позиции – одна позиция на передовой линии обороны (а), вторая на главной (b). Причём бетонные основания на этих позициях разные. Если на позиции «b», как и положено, было построено 5 бетонных оснований с большим количеством установочных болтов идентичных основаниям батареи № 13 (схема № 4), то на позиции «а» присутствуют 5 бетонных площадок. В чём причина такой разницы неизвестно. На позиции батареи № 50b три основания сейчас полностью завалены землёй, а на позиции №50а одно основание попало под асфальтовую дорогу.

На батарее № 85, которая должна была также вооружаться 28 см гаубицами, бетонных оснований не обнаружено, а в дворики сделаны широкие аппарели. Возможно, что вооружение этой батареи было изменено на орудия на колёсных лафетах или же бетонные основания просто не успели построить.

Бетонные основания для 24 см японских пушек были построены на батарее № 8 (5 оснований), № 49 и № 73 (по три основания). На батарее № 73 все основания сейчас завалены землёй.

Схемы батарей
Фотографии 2004-2009 гг.

Назад    Объекты сухфронта    Вперёд