Остров Сааремаа. Южная часть п-ова Сырве.
Saaremaa. Sõrve poolsaare lõunaosa.

Батарея № 315 (1941 год)
(4 - 180мм/57, МБ-2-180)
 

В ноябре 1939 года было принято решение о строительстве на о. Сааремаа трех башенных батарей. Две батареи предполагалось построить на полуострове Сырве. Вооружение одной батареи должны были составить две двухорудийных 180 мм установки МБ-2-180, другой - две трехорудийных 305 мм установки МБ-20. Местоположение третьей батареи с двумя установками МБ-2-180 было выбрано на п-ове Ундва. Из этих трех батарей была построена только одна батарея, речь о которой пойдет в этом обзоре.
К строительству батареи приступили весной 1940 года. Батарея находилась на первом участке работ Отдельного Линейного Строительства 05 (ОЛС 05). Главной рабочей силой на участке был 34 отдельный инженерный батальон (ОИБ) в составе 1200 человек. Здесь также работали специалисты с заводов, на которых изготавливали оборудование и башенные установки для батареи, вольнонаемные рабочие из Ленинграда, краснофлотцы (личный состав батареи) и эстонские строители (постройка казарм). По подсчетам писателя Юрия Юрьевича Мелконова общая стоимость батареи составляла более 35 млн. рублей (около 350 млн. современных долларов, см. Ю. Ю. Мелконов "Батарея капитана Стебля", 2011).
24 июня 1941 года был произведен отстрел орудий и батарея встала на боевое дежурство. Главной задачей батареи была защита входа в Рижский залив через Ирбенский пролив. За время боевых действий батарея вела борьбу с морскими силами противника, поддерживала сухопутные войска на перешейке п-ова Сырве, неоднократно подвергалась воздушным бомбардировкам (подробнее см. Булдыгин С. Б. "Моонзунд 1941 "Русский солдат сражается упорно и храбро" 2013). По воспоминаниям начальника артиллерии БОБР капитана В. М. Харламова, 30 сентября на батарее кончились боеприпасы (см. сборник статей ветеранов "Таллин в огне", 1971). Остались только те, которыми предполагалось взорвать орудийные блоки. 3 октября блоки были взорваны. 5 октября в Главном Морском Штабе была получена последняя радиограмма с центральной радиостанции, которая находилась на маяке Сяяре: "Радиовахту закрываю, иду в бой, последний бой, до свидания".
В конце 1944 года начальник штаба береговой обороны Рижского Морского Оборонительного Района подполковник С. Т. Шевченко описал состояние батареи следующим образом: «Южная башня внутри взорвана, тела орудий разрезаны автогеном на 4 части, верхняя броня башни (крыша) оторвана и отброшена на 50 м. Стол башни взорван. Северная башня по наружному виду целая, внутри больших разрушений нет. Оболочки в хорошем состоянии. Блоки обеих башен и вспомогательные сооружения в хорошем состоянии. КП сохранился. Казарма разрушена. Приборы и кабельное хозяйство вывезены. Блоки затоплены. Механизмы вертикальной и горизонтальной наводки сняты».
После войны были планы восстановить батарею. Ей даже был присвоен новый номер - 360. Эти планы реализованы не были. К концу 1950-ых годов орудийные установки были срезаны. Насчет орудийных стволов известно, что шесть 180 мм стволов с о. Эзель в конце 1945 года находились в Ораниенбауме. Их предполагалось переправить на завод "Большевик". Полагаем, что это были два ствола с 315-ой батареи и четыре ствола с 317-ой.

Военные строители.
Известно, что 13 военных инженеров ОЛС 05 были интернированы в Швеции (см. "Алфавитный список советских военнослужащих, интернированных в Швеции в 1941 году", составленный К. Б. Стрельбицким и базу данных Память народа). В их числе были: начальник управления ОЛС 05 военинженер 2 ранга С. И. Могилев, начальник проектного отделения военинженер 3 ранга М. И. Рапопорт, главный инженер 1-го участка военинженер 3 ранга Б. А. Амшей, начальник объекта 2-ой орудийный блок военинженер 3 ранга М. М. Богданов. Интернирован в Швеции был также военный комиссар ОЛС 05 политрук Т. Я. Князев. В 1944 году все они были репатриированы в СССР и продолжили службу.
Удалось спастись: начальнику 1-го строительного участка ОЛС 05 военинженеру 3 ранга Ю. Е. Васильеву, еще одному главному инженеру 1-го участка ОЛС 05 военинженеру 3 ранга А. Я. Каменеву и начальнику объекта 1-ый орудийный блок военинженеру 3 ранга Г. А. Амханицкому. Васильев в 1944 году в звании инженер-полковника был награжден орденом Красной Звезды. Его воспоминания вошли в книгу Ю. Ю. Мелконова "Батарея капитана Стебля", 2011. Каменев в 1942-ом году был награжден медалью "За боевые заслуги". В наградном листе в том числе было отмечено: "будучи главным инженером строительства Церельской башенной 180 мм батареи - осуществил техническое руководство строительством этой батареи с большим знанием дела, несмотря на то, что с такими работами встретился впервые". В конце 1942 года в звании инженер-майора он был награжден медалью "За оборону Ленинграда", а в 1943-м орденом Красной Звезды. Амханицкий в звании инженер-майора и в должности начальника инженерной службы ВМБ Пиллау был награжден орденом Красной Звезды в 1945 году.
Из командного состава 34 ОИБ числились пропавшими без вести 29 командиров, в том числе командир батальона майор К. С. Войнов. В базе данных "Память народа" удалось обнаружить лишь семерых, вернувшихся в 1945-ом году в СССР.

Командный состав.
Командир батареи капитан Александр Моисеевич Стебель за боевые заслуги в составе батареи 13.08.1941 был награжден орденом Красного Знамени. В октябре он попал в плен. По сообщению УУПКН № 1/763539 от 11.10.1946, Стебель погиб в немецком плену г. Таллин (послужной список см. Балтфорт № 1 (18), март 2012. Официальный сайт журнала находится по этой ссылке).
За боевые заслуги в составе батареи были представлены к ордену Красной Звезды командиры башен лейтенант Г. Г. Червяков (он же помощник командира батареи) и лейтенант А. М. Шаповалов. Оба попали в плен, в 1945-ом были освобождены и приказом от 30.11.1945 числились в рядах Красной Армии.
Попали в плен и в конце 1945-ого числились в рядах Красной Армии: командир взвода управления лейтенант М. В. Слободчиков,  командир прожекторного взвода младший лейтенант запаса Б. А. Добровольский, командир по электромеханической части воентехник 1 ранга А. Н. Виденичев.
Военный комиссар батареи батальонный комиссар Н. Ф. Беляков пропал без вести с 4.10.1941, остался вместе с личным составом батареи для прикрытия отходящих частей.
Также пропали без вести: помощник командира по материальному обеспечению лейтенант Л. А. Зарванский (Жарванский), командир взвода связи лейтенант В. Е. Троянов, помощник командира башни лейтенант И. С. Мартыненко, инженер электрик в/техник 2 ранга В. Ф. Матвеев, командир пулеметного взвода командир запаса А. Г. Волков, начальник санитарной службы военврач 3 ранга Г. А. Назаренко,  и.д. фельдшера А. П. Паровишников.

Выжили и оставили свои воспоминания, опубликованные в сборнике "Третья отдельная стрелковая… забытая. Сборник воспоминаний участников обороны Моонзундских островов в 1941 году":  краснофлотцы В. Я. Овсянников и А. П. Степанов, младшие сержанты И. Я. Подвязный и А. Ф. Толкачев. Смотрите также сборник статей ветеранов войны "Таллин в огне" 1971 года выпуска, в который вошли воспоминания начальника инженерной службы Береговой обороны Балтийского района (БОБР) майора С. С. Навагина и начальника артиллерии БОБР капитана В. М. Харламова.

 

Карта с сайта Земельного департамента Эстонии (Geoportaal Maaamet). На карте обозначены: ОП - центр огневой позиции, КП - командный и дальномерный посты, КГ - район казарменного городка. Расстояние от центра огневой позиции до КП составляет 1,6 км, до казарм - 1,3 км, до маяка на мысу Сяяре - 2,55 км на юго-восток.

 

Источник карты тот же. Цифрами 1 и 2 обозначены орудийные блоки, цифрой 3 блок котельной. Расстояние между блоками 1 и 2 составляет 494 м, между блоком 1 и котельной - 232 м, между блоком 2 и котельной - 273 м.

 

Широко известная схема орудийного блока батареи из "Denkschrift uber die Russische Landesbefestigungen", 1942. Можем отметить, что здесь не верно показано расположение помещений в правой прямоугольной части блока. Эти помещения были расположены параллельно левой части блока, а не под углом, как на этой схеме. Схема нижнего этажа блока в немецкой работе отсутствует. Возможно, что к моменту проведения измерительных работ нижний этаж блока был уже затоплен водой.

 

Примерно так должна выглядеть схема блока. Предположим, что утолщение в правой боковой стенке (по схеме - нижняя стенка), было сделано для дополнительной защиты, так как в этом месте прочность стены была ослаблена каналами трубопроводов или даже шахт, шедших сквозь нее. Если расположение помещений на этой схеме сравнить со схемой блока батареи № 314 (см. здесь), то мы найдем отличия лишь в расположении дверных проемов. Полагаем, что, как и на батарее № 314, самое большое помещение в этом блоке, идущее полукольцом, было разделено стенкой с дверным проемом на два равных по площади помещения. Принципиальные отличия между блоками только в подходах к коленчатому сквознику. Здесь к одному из входов в сквозник была пристроена потерна длиной более 40 метров, выходящая в тыл. Был также сделан запасной выход в виде бетонного колодца со скоб трапом.

 

Фото орудийной башни из "Denkschrift...". По-видимому, бронебашня отделана жестяными листами. Видны завальцованные стыки. Между броней и жестью должен был быть уложен слой теплоизоляции.

 

Первый орудийный блок.
 

Вид с покрытия блока на башенный колодец. Помещения блока полностью затоплены. Блоки батареи были построены в заболоченном месте. В 1987 году первый орудийный блок и блок КП были осушены. Подробности этого мероприятия читайте в статье председателя клуба "Акванавт" Владимира Голицына, опубликованную в журнале "Вокруг света" за 14 мая 2007 года. Этой теме были также посвящены статьи Энделя Проосеса в газете "Kommunism" за 25 и 30 июля 1987 года.

 

На переднем плане запечатлен оголовок вентиляционной системы, за которым видна прямоугольная шахта для замены оборудования в блоке. На заднем плане, надо полагать, виден бетонный водосборный колодец, в котором должна была находится насосная установка. Вдоль наружных стен блока на уровне нижнего этажа были уложены дренажные трубы с наклоном к тыльной стороне блока. По этим трубам вода собиралась в водосборный колодец, из которого в свою очередь выкачивалась насосом в отводящий канал.

 

Для обслуживания этой системы рядом с блоком было сделано еще несколько бетонных колодцев. В целом дренажная система была рассчитана на откачку 600 кубометров воды в сутки, тогда как наибольший приток у этого блока был 288 кубометров воды в сутки. На втором блоке приток воды был меньше. Полагаем, что если бы все системы функционировали в правильном режиме, то блоки не были бы затоплены.

 

Вход в потерну, которая ведет к сквознику.

 

Крупным планом. На 180 мм батарее Осмуссаар строительство подобных потерн было отменено.

 

Котельная орудийных блоков.
 

Вход в блок котельной, расположенный между орудийными блоками. Котельная затоплена.

 

Колодец для обслуживания трубопроводной трассы, связывающей орудийные блоки и блок котельной.

 

Второй орудийный блок.
 

Вид на башенный колодец. На покрытии растут деревья. Видимо в железобетонном блоке есть трещины.

 

Шахта для замены оборудования в блоке и бетонные колодцы.

 

Вход в потерну.

 

Командный пост.
 

Карта с сайта Земельного департамента Эстонии. Цифрами обозначены: 1 - дальномерная вышка, 2 - блок КП, 3 - блок котельной КП. Расстояние между 1 и 2 составляет 64,4 метров, между 2 и 3 - 136 м, между 3 и 1 - 87,2 м. Точками отсчета служат центры объектов. Для КП - бронеколпак.

 

Дальномерная вышка.
 

Вид с тыла. После войны на вышке вместо дальномерной бронерубки была построена железобетонная рубка для приборов, обслуживающих стрельбу батареи № 470.

 

Справа часть стенки дальномерной вышки, по центру не идентифицированное бетонное основание, на заднем плане слева холмик - обваловка блока КП.

 

Вход в вышку.

 

На покрытии ж/б рубки.

 

Блок КП.
 

Бронеколпак КБ-250 с монументом на покрытии блока КП.

 

Еще один вид на колпак и монумент. Толщина бронеплит колпака, по нашим обмерам, составила: вертикальные стенки - 26,5 см, покрытие - 25,5 см, пол - 4,5 см.

 

Отверстия в стенке, надо полагать, были сделаны для гужонов, которые скрепляли между собой вертикальные и горизонтальные бронелисты. Помимо этого, бронелисты скреплялись между собой шпонками ласточкин хвост.

 

Стела со снарядами была установлена здесь в 1959 году. На стеле были закреплены две таблички и якорь между ними в нише. Венчала стелу пятиконечная красная звезда. Кто-то все это украл. Новая табличка была установлена силами клуба "Фронтлайн" 24 ноября 2020 года. Это мероприятие было согласовано с департаментом охраны памятников истории и культуры Эстонии.

 

Входы в коридоры, ведущие в коленчатый сквозник.

 

Вид из сквозника в сторону входа. Там, где люк в полу - это коридор, а до люка - блок. Видна трещина на стенах и в полу между основным сооружением и пристроенным.

 

Герметичная бронедверь на входе из сквозника в блок.

 

Вид с обратной стороны. Справа вход в тамбуры дегазации. Уровень, на котором здесь стоит вода, всегда разный. Нижний этаж, если никто не выкачивал воду, всегда затоплен.

 

Тамбуры были частично облицованы метлахской плиткой.

 

Центральный пост с трансформатором азимута и дистанции (ТАД) находился на нижнем этаже. Это оперативное помещение.

 

Вид в обратную сторону. Справа вход в небольшое помещение, из которого по лестнице можно попасть в бронеколпак.

 

Лестница, ведущая в бронеколпак.

 

Еще один вид в подрубочном помещении.

 

Рядом с лестницей, в полу, сделан проем, ход на нижний этаж.

 

Внутри бронеколпака.

 

Вид на смотровую щель и отверстие для визира.

 

Коридор в блоке КП. Всего на верхнем этаже 18 помещений. Схема их расположения такая же, как и на КП батареи № 316 на Хийумаа. Можно предположить, что и КП батареи № 314 на Осмуссаар такой же схемы.

 

Слева в полу проем, через который по лестнице можно спустится на нижний этаж. Конечно, если бы он не был бы затоплен. Откачивали здесь воду два раза. Первый раз в 1987 году, второй в 2010.

 

Вид на проем крупным планом. Надо полагать, что схема нижнего этажа такая же, как и на КП батареи № 316, который не затоплен.

 

Котельная КП.
 

Мостик через дренажную канаву. За мостиком тропинка, ведущая к блоку котельной.

 

Вид на тыльную стенку блока и вход внутрь. Котельная затоплена.

 

Казарменный городок.
 

Из воспоминаний инженера Васильева, опубликованных в книге Ю. Ю. Мелконова "Батарея капитана Стебля", казарменный городок состоял из: "боевой части для расквартирования личного состава 315-й батареи, состоявшей из двух казарм на 350 человек, камбуза-столовой, хлебопекарни, бани-прачечной, санчасти, ледника и клуба". Надо полагать, что все перечисленное поместилось на выделенном нами участке снимка от 20 апреля 2021 года с геопортала Земельного департамента Эстонии. Городок использовался и после войны, поэтому вполне возможно, что были перестройки в зданиях и достройки на его территории.

 

Одна из двух казарм. Казарменный городок находится в пределах деревни Маантее, что можно перевести как - Шоссейная.

 

Вторая казарма. Вид на вход.

 

Внутри. Вид на кровлю.

 

Здесь видна конструкция пола и стен.

 

Настенное творчество.

 

Еще.

 

И такое есть.

 

Сейчас в казармах обитают лошади и овцы.

 

Рядом с казармами, полагаем, находится столовая.

 

Вид от столовой на север. Справа складское строение. На заднем плане, предположительно, баня с прачечной.

 

Баня, если это баня, крупным планом.

 

Внутри бани.

 

Гараж.

 

Мыс Лябара.
 

Карта с геопортала Земельного департамента Эстонии. Цифрами обозначены: 1 - казарменный городок, 2 - ДОТ, 3 - позиция батареи ПВО.

 

ДОТ. Вокруг ДОТа можно наблюдать 6 обваловок для ракетных установок. Сооружение используется до сих пор. Вход закрыт.

 

В стенке ДОТа видны отколы.

 

Вид с обратной стороны. От батареи ПВО (цифра 3) практически ничего не осталось. Ряд ямок можно идентифицировать, как орудийные дворики. Капитальных построек не обнаружено. На том же месте в 1950-ые годы была оборудована позиция для батареи на мехтяге. Тоже деревоземляная.

 

Мыс Сяяре.
 

Карта с геопортала Земельного департамента Эстонии. Цифрами обозначены: 1 - ДОТ, 2 - военный музей, 3 - маячный городок, 4 - ДОТ, 5 - развалины русского пограничного наблюдательного пункта.

 

ДОТ у хутора Урва. Как и в стенке ДОТа на мысу Лябара, обращенной на юг, здесь также присутствуют отколы.

 

Мыс Сяяре. Вид с маяка.

 

ДОТ. Отличается от остальных ДОТов прямоугольной формой. На заднем плане маяк, построенный в 1960 году.

 

В музее Сааремаа (см. здесь) есть такое фото. Виден старый маяк и ДОТ. Датировано фото 1943-44 гг.

 

Сквозник. Вход в ДОТ сделан в виде окна. Вдоль дороги от военного музея в сторону деревни Маантее можно встретить еще два ДОТа. Они, похоже, были построены уже после войны.

 

Развалины русского пограничного наблюдательного поста. Так написано на инфощите.

 

Еще развалины тут же. Похоже, что эти штуки имеют отношение к советскому ПТН, речь о котором идет в статье Юри Пярна (см. здесь).

 

Отреставрированный жилой дом. Пристроен третий этаж под крышей. Сейчас внутри дома находятся музеи, посвященные маякам и истории Сааремаа. Слева видно здание радиостанции. Советская постройка. Точный год строительства выяснить не удалось. Где-то здесь находилась радиостанция, с которой была отправлена последняя радиограмма 5 октября 1941 года.

 

Мыс Сяяре в лунном свете.
Фотографии 2005-2021 годов.

Назад